Психолог онлайн Борис Новодержкин

Терапевт-центрированный подход и его подмены

Начну на примере принципа «здесь и теперь».

Многие путают, имея в виду под «здесь и теперь» вначале предложить клиенту представить себе какую-нибудь ситуации из его жизни или какого-нибудь человека, а потом спросить: «Что ты сейчас чувствуешь?».

Забывая при этом про то реальное взаимодействие, которое УЖЕ происходит «здесь и теперь» — и включает в себя как все наши предложения и вопросы в адрес клиента, так и его реакции на них. А так же наши реакции на эти реакции, и его реакции на наши реакции на его реакции.

«Здесь и теперь» — это не фантазировать, делая вид, что ты не фантазируешь, а замечать всё, что в этом самом «здесь и теперь» происходит (включая свои собственные фантазии, которые тоже всегда «здесь и теперь»).

Иными словами, для того, чтобы что-то узнать о тех механизмах, с помощью которых наш клиент вновь и вновь воссоздаёт свои проблемы, уходя от контакта с реальностью в бесконечные внутренние споры с самим собой, не надо никуда специально ходить. Всё уже и так здесь, перед твоими глазами — в вашем с ним взаимодействии «здесь и теперь».

Но это лишь на словах столь просто и красиво. В действительности не каждый решится на то, чтобы самому быть напрямую задействованным в этом «здесь и теперь». Ведь тут уже не отмажешься от собственной ответственности за процесс с помощью различных изящных техник и вопросов.

И здесь возникает та главная развилка, после прохождения которой терапевт либо действительно начинает «работать собой», либо лишь имитирует свою включённость в процесс.

Первый вариант — это и есть для меня терапевт-центрированный подход:

Чтобы идти этим путём, от терапевта требуется много мужества и отсутствие самообмана (что, в данном случае, есть одно и то же). Ведь иначе твой клиент никогда не узнает от тебя того, за чем он, собственно, и пришёл: как, на примере твоего с ним взаимодействия, он убегает от собственной свободы.

Второй вариант — вариант подмены:

— Собственные страхи и нерешительность терапевта (не нерешительность сказать, а нерешительность увидеть) подменяются фразой о «неготовностью клиента».

— Открытость взаимодействия подменяется ритуалом «обратной связи», во время которого терапевт может сообщить клиенту о любых своих чувствах, кроме чувства растерянности и беспомощности.

И о своей любви к нему, когда она у него до слёз, он ему тоже никогда не сообщит, потому что именно в этот момент у него самого возникает наибольшая растерянность и беспомощность.

Следовательно, клиент так никогда и не поймёшь, почему самые близкие ему люди так редко выражают ему свою любовь. А ведь им же в этот момент ещё сложнее, чем терапевту.

— Свобода и ответственность подменяются разговорам про свободу и ответственность. Думаю, тут и так всё понятно, примеры на каждом шагу.

— «Здесь и теперь», в котором есть всё (включая свободу и ответственность), подменяется хитросплетёнными техниками и вопросами, о чём я уже писал выше.

— «Работа собой», наконец, подменяется абстрактными рассуждениями о «глубине личности» терапевта и сетованиями на «неимоверные энергетические затраты», ведущие к «профессиональному выгоранию». Ну чем не поводу применить очередную «технику», чтобы хоть как-то себя поберечь?

В конце пару слов об ещё одной проблеме.
Дело в том, что без самообмана всегда трудно. Обычно мы вспоминаем здесь про «психологические защиты» клиента, но забываем про терапевта. А если и вспоминаем, тут же отправляем его на «личную терапию» для «дополнительной проработки».

И тут возникает ловушка: либо работай по общепринятым лекалам — либо иди «дочищаться». Ну а если не работаешь, или не пошёл — тут уж по-полной всю мощь психологических защит со стороны «коллег» в свой адрес почувствуешь… А как иначе, если люди годами стремились не замечать подмен в своей собственной работе?

Вот и получается, что нагрузка на том пути, который без имитации и подмены, всегда будет ощущаться тобою с двух сторон: как со стороны клиентов, так и со стороны сообщества. А ещё и того бессознательного консенсуса, который они между собой заключили — ради спасения своих собственных внутренних игр, ценою своей несвободы.

Стоит ли оно того? Лично для меня это давно не вопрос. Впрочем, и для остальных тоже. Кто-то и так уже идёт одним со мной путём, а другие этот текст вряд ли поймут, разве что очередной раз на меня разозлятся…

Пролистать наверх