Психология чувства вины: механизмы и парадоксы

Уверен, что подобных парадоксов великое множество (ведь суть человеческой психики — её противоречивость, которая и служит главной основой нашего развития), но здесь я хочу остановиться лишь на двух из них.
Первый парадокс связан с нашей детской беззащитностью, которая так волновала наших родители, когда мы были ещё маленькими.
Он состоит в том, что чаще всего мы чувствуем себя виноватыми вовсе не тогда, когда нас в чём-то обвиняют, а тогда, когда мы не сумели за себя постоять.
Нам кажется, что зрители из наших фантазий (тех самых, которые мы впитали в себя «с молоком матери»), воочию видят всю нашу беспомощно-детскую беззащитность, и в голос смеются над нею.
Ведь когда кто-то указывает вам в комментариях на вашу некомпетентность, предлагая «погуглить» или заглянуть в Википедию насчёт «истинного» значения того или иного слова — вы разве чувствуете себя виноватыми за то, что плохо учились в институте? Скорее вы чувствуете себя виноватым(-ой) за то, что вовремя не подобрали нужных слов, чтобы поставить этого придурка на место! Поставить так, чтобы вместо тыкания своими кривыми пальчиками по клавиатуре он выдрал ими последние волосы из своей плешивой головы…
Обвинения вообще крайне редко приводят к тому, что их адресат начинает чувствовать себя виноватым. Наоборот, он скорее начинает обвинять обвиняющего в неправомерности выдвигаемых в свой адрес обвинений.
И тут мы попадаем в порочный круг «ты виноват(-а) в том, что виноват(-а) в том, что обвиняешь меня в том, что я виноват(-а) в том…», который крайне трудно разомкнуть.
Среди психологов этот механизм принято называть «развёртыванием аутоагрессии во внешнюю агрессию», в обыденной речи он довольно точно описывается словосочетанием «с больной головы на здоровую».
Убери наших «внутренних зрителей» — и многое встанет на свои места. Именно тогда мы начинаем без особых усилий замечать те прописные истины, что это сам «обвиняющий» отыгрывает таким образом собственные детские проекции, не имеющие к нам ровным счётом никакого отношения.
Осталось лишь добавить, что внушённая нам в детстве мысль: «Не позволяй так с собой обходиться! Умей себя защитить!» вовсе не являлась злым умыслом наших «токсичных родителей» — они внушали её из любви к нам, и своего беспокойства о нашей безопасности, когда мы станем взрослыми.
Другой парадокс, связанный с чувством вины, базируется на привычке некоторых людей всегда и за всё извиняться.
Многие из вас наверняка замечали, что постоянно извиняющийся человек в какой-то момент начинают вызывать у нас довольно сильное раздражение. Казалось бы, ведь он извинился, так что же на него раздражаться? Казалось бы, его надо за это только похвалить!
Но и этот «психологический ларчик» можно открыть без особых усилий.
Когда человек извиняется перед нами на пустом месте, а у нас и в мыслях не было его в чём-то обвинять — внутри нас проскальзывает мимолётное ощущение, что своим извинением он уже априори обвиняет нас в некотором недовольстве в его адрес. Следовательно, мы оказываемся в ситуации, вынуждающей нас доказывать, что «я не верблюд» — что и ведёт к соответствующему раздражению с нашей стороны..
На этот счёт я не устаю повторять, что любая проекция всегда имеет активный характер: вначале мы «лепим» из другого то, что заранее планировало «вылепить» наше бессознательное — а потом имеем дело с результатами «вылепленного», и с восторгом восклицаем: «Ну я же говорил!»

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.