Психолог онлайн Борис Новодержкин

Про жертв и насильников

Психотерапия — это, в первую очередь, собственный пример.

Но не тот пример, который из твоего прошлого: «Видишь, я смог, значит и ты сможешь!» Такие примеры лишь вгоняют клиента в ещё бОльшую беспомощность. Потому что тебе было плохо тогда, а ему — сейчас. И красоваться этим у него на глазах — не более, чем самовлюблённое враньё.

Но есть и другие примеры.

Когда ты узнаёшь, что твоя клиентка подвергается физическому насилию со стороны мужа, ты встаёшь перед вопросом, работать ли с нею дальше: «Может, рассосётся, и он перестанет её бить?»

Если ты отвечаешь на этот вопрос утвердительно — она продолжает платить тебе деньги, а ты избавляешь себя от моральных угрызений, что «не бросил её в беде». Ответ на вопрос, сможешь ли ты преодолеть подобное искушение — это ответ на вопрос, сможет ли она уйти от мужа, чтобы себя физически обезопасить.

Любые рассуждения из серии «сейчас не то время и не те обстоятельства» превращают вас обоих в жертву насильника. С той лишь разницей, что она — зависимая от него, а ты — зависимый от нее. И вы оба ощущаете то, что, по цепочке, ощущает любой созависимый: чувство вины и чувство жалости по отношению к «несмышлёному» насильнику (она — по отношению к мужу, а ты — по отношению к ней, «насилующей» тебя своей «несговорчивостью»).

И именно в этом месте ты можешь показать ей пример, что от зависимости можно избавиться: ты прекращаешь с ней работать до тех пор, пока она не обезопасит себя физически. То есть, несмотря на все «неподходящие обстоятельства», не начнёт жить отдельно. При необходимости, известив о происходящем соответствующие правоохранительные органы.

Ну а если тебе не хватит на это сил — просто знай, что ты не только занимаешься самообманом, но и продолжаешь обманывать другого человека. Тогда не удивляйся тому, что и она никак не может справиться со своей зависимостью. Ведь ты же сам показываешь ей пример, что это не возможно.

Только не называй её тогда больше «клиенткой», а себя — «терапевтом». Как минимум, перестань брать с неё деньги. Думаю, что название «товарищи по несчастью» после этого вполне подойдёт.

И ещё. Никакие «примирительные разговоры» между жертвой и насильником здесь ничего не дают. Любое насилие требует конкретного наказания. Когда этого не происходит, в ловушке собственной агрессии оказывается сам насильник: испытывая чувство вины (аутоагрессию) он по принципу «с больной головы на здоровую» вновь и вновь будет нападать на жертву. А жертва, желая «оставаться чистенькой», не будет отвечать ему никакими конкретными действиями. Т.е. не будет выставлять никаких реальных границ для его насилия.

Ну а дальше этот механизм поддерживает или не поддерживает терапевт. Желая «оставаться чистеньким», он продолжает «терапию» (кавычки понятны). А если желает реально помочь, то говорит: «Стоп!» И своему чувству вины (не путать с ответственностью) перед клиенткой тоже. Понятно, что во втором случае терапевт «словит» на себя агрессию жертвы: «Меня муж бьёт, да и вы меня поддерживать не хотите!» 

Так что сил вам, жертвы любых видов и мастей, включая «вечно виноватых» перед своими клиентами терапевтов!

Пролистать наверх