Психолог онлайн Борис Новодержкин

Придирки и ответы по сути

Мне кажется, что в своих ответах Вы слишком часто придираетесь к тому, как именно сформулирован вопрос, вместо того, чтобы отвечать по сути. Но ведь название Вашего сайта звучит как «вопрос психологу», а не «вопрос психолога». Разве человек, задающий вопрос, сам должен быть профессиональным психологом? Если у Вас есть какие-то особые требования к тому, как именно должен быть сформулирован вопрос — не могли бы Вы их озвучить?

Борис Новодержкин:

Никаких особых требований к формулировке вопросов (да и «неособых» тоже) у меня нет. На этом можно было бы поставить точку. Но я хочу воспользоваться Вашим вопросом, чтобы сделать ряд пояснений относительно своей затеи в целом.

В чём смысл работы психолога? – В том, чтобы показать человеку его ситуацию со стороны. Ведь это может помочь ему найти пути решения проблемы, которые «изнутри» не всегда видны. Это простое на первый взгляд утверждение имеет две составляющих:
— психолог должен заметить то, чего не замечает клиент,
— психолог должен суметь каким-то образом ему это показать.

В очной терапии эти составляющие постоянно переплетаются:
Психолог что-то заметил → сообщил об этом клиенту → клиент отреагировал → по его реакции психолог заметил что-то ещё → вновь дал клиенту об этом знать → клиент опять отреагировал → и так далее…

Жанр «письменных ответов» представляет собой крайне усечённый вариант подобного процесса, поскольку в нём отсутствует обратная связь со стороны клиента. Конечно, всё можно было бы сделать иначе. Получив ответ, человек мог бы задать уточняющий вопрос, и мы перешли бы к жанру «консультация по переписке». Но тогда я предпочёл бы полноценную скайп-консультацию, где мы могли бы не только слышать, но и видеть друг друга.

Для данной рубрики я выбрал компромиссный вариант: один вопрос – один ответ.
Сайт читают многие, и разные ответы могут оказаться полезными для разных людей (а постепенно из их вопросов может сложиться своеобразная «психологическая мозаика»).

Теперь — о «придирках» и «ответах по сути».
Как может выглядеть описанный выше процесс в ситуации столь «урезанного» консультирования?
У психолога есть лишь текст вопроса, и он должен попытаться «выжать» из него максимум информации. Тщательный анализ этого текста может породить ответ, значительно превышающий по своему объёму сам вопрос. Но ведь задача психолога состоит не только в том, чтобы ЗАМЕТИТЬ как можно больше, но и в том, чтобы ПОКАЗАТЬ это человеку, задавшему вопрос (см. выше).

И тут возникает две подзадачи:
— не распыляться, и выделить в своём ответе главное,
— сформулировать ответ так, чтобы вызвать определённую эмоциональную реакцию (ведь иначе этот ответ просто не будет воспринят).

Какой именно будет эта реакция – зависит от человека. Кто-то с детства живёт в мире «придирок» и «замечаний», кто-то видит мир в свете «правильных, но невыполнимых советов». А кто-то привык к тому, чтобы извлекать для себя самое ценное даже из абсолютно бесполезных вещей…

Повлиять на свободу выбора ни одного из них я не могу. Я могу лишь предложить им «меню» из своих наблюдений. Как хороший повар, я люблю готовить блюда на индивидуальный заказ. Поэтому по тексту вопроса я стараюсь понять, что именно хочет заказать себе человек:

  • «остренькую провокацию» для аппетита?
  • «сборную солянку из ассоциаций» в качестве первого?
  • «кровавый бифштекс решительных действий» как основное блюдо?
  • «сухофрукты детских воспоминаний» на десерт?

А иногда клиенту нужна сопливая каша, чтобы просто броситься ею в повара – и ведь после этого ему действительно иногда становится легче… В любом случае, мой маленький ресторанчик с вывеской «Вопрос психологу» всегда к Вашим услугам!

Пролистать наверх