Интервью «Комсомольской правде»
23.11.2011)

«Девушка с персиками» — манифест педофилии? Как в глазах предвзятого психолога могут выглядеть шедевры русской живописи.

Что-то в последнее время не вижу я на улицах мужчин с детьми. Раньше, помню, встречались. Идет папаша, за ручку детеныша ведет. У детеныша во рту чупа-чупс, в руках — шарик, в глазах — восторг. Красота. А сейчас что? Одни вопросы. А это точно папаша или чужой дядька? А если и папаша, то может, педофил? Шарик уж больно у ребенка подозрительный — продолговатый какой-то, развратный, как сарделька. Или — о! — как фаллический символ. Сосискообразный шарик же все меняет, правда? Дядьку можно отдавать под суд. Вот как, например, Владимира Макарова. Знаете наверняка эту жуткую историю, как нормальный человек был записан в педофилы и попал за решетку, главным образом, потому, что психологи углядели талию и хвост у кошки, нарисованной его 6-летней дочерью (читайте об этом в ?). Бред? Да уж конечно. Бредовее не придумаешь! Я прекрасно помню, что я рисовала в этом возрасте и даже раньше, и точно могу сказать, что никто меня не развращал. Если не считать развратом картинки в книжках, где у всех поголовно принцесс и фей были и талии, и бюсты, и попы, и ноги от зубов. Нормальные, в общем, феи. Не бабки-ежки какие-нибудь нечеловеческие. И сексуальные импульсы у детей — это глупый миф.

Я сейчас скажу, что думаю. Да, педофил — это чудовищный урод, он калечит ребенка физически и духовно. Раз и навсегда. Он крадет детское счастье и невинность. В тюрьме его будут опускать, унижать и избивать долгие годы. И я не знаю что страшнее: не поймать реального педофила или посадить невинного по такому обвинению.

Девушка с персикамиИстории, подобные этой, и вся вообще педофиломания, бушующая в умах и судебных органах («Педофил — это идеальный козел отпущения для общества, которое делает все, чтобы разжечь желание… Вся реклама, да и экономика в целом, основаны на желании, а не на его удовлетворении…» — считает писатель Уэльбек), и натолкнула нас на простенький эксперимент под названием «Кто ищет, тот всегда найдет». Мы попросили опытного психолога Бориса Новодержкина профессионально «обозреть» самые известные шедевры живописи. И оказалось — о ужас! — что при желании запудрить мозги даже в невинных шишкинских «Мишках» можно найти криминально-сексуальный подтекст. Кого за «Мишек» сажать будем, спрашивается? Директоров магазинов, где продаются конфеты в таких фантиках? Ишь, негодяи, развели тут порнографию!

Борис Анатольевич, выставляя «диагнозы» картинам, конечно, предупреждает, что это шутка, но тут же сокрушенно добавляет про «долю правды». Мы же добавим, что при всей сакральности своих знаний психологи могут быть и предвзяты, и не в настроении, и шутить могут, как Новодержкин, и просто ошибаться (а поди докажи). Словом, люди как люди, и ничто человеческое…

Итак, начинаем сеанс разоблачительной психологии.

«Девочка с персиками» — Валентин Серов (1887)

«КП»: меня здесь только нож смущает.

БН: Лолита же чистой воды. Символика потери невинности. Красный бант на груди. Надкусит персик, и все, пошла по рукам. Несколько персиков лежит — это же призыв к сексуальному разнообразию. Ну а ножик — красноречивая и уже хрестоматийная деталь.

Кузьма Сергеевич Петров-Водкин «Купание красного коня» (1912)

Купание красного коня«КП»: сразу ясно, что это безудержный пафос революционной судьбы России. Никаких фаллических символов. А парень голый — так это от практичности, чтоб одежду не намочить.

БН: ну да, одежду. Рассказывайте. Голый мальчик — чего же больше-то?! А на заднем плане так и вообще голая попа. Никаких символов не надо. Все явно — торжество педерастии и этой самой… педофилии. А красный цвет — это лей кровь, насилие и потеря невинности. Это что — вопиющий призыв: давайте подсовывать своих красных коней под голых мальчиков, да? Вот так можно рассуждать, если отвлечься от пролетарской символики. Помните стихи Маяковского про паспортину: «… Я достаю из широких штанин дубликатом бесценного груза. Читайте, завидуйте, я — гражданин Советского Союза». Можно ведь расценить как безобразие — бесценный груз в штанах у мужчины — это что? Да то самое! А наши сказки? Встань передо мной как лист перед травой — как на самом деле должно было звучать? Это же матерщина абсолютная. В оригинале было как х перед п. По-том заменили на бессмыслицу — как лист перед травой. Человек по определению греховен. У нас слишком патриархальное общество. Даже библейские истории более свободны в теме секса.

«Охотники на привале» — Василий Перов (1871)

«КП»: мужики вырвались на волю, сидят, никого не трогают, байки травят.Охотники на привале

БН: Первое — это то, что все охотники — латентные убийцы. И потом, пожилой, но активный дядя слева разве о дичи говорит? Что он пытается схватить рукой и почему у него глаза безумные, как у Джека Потрошителя? А тот, что посредине, засмущался — тема, видно, скользкая. Очень говорящая деталь тут рожок. Он неслучаен. Почему он стоит? И на что подбивает остальных главный дядечка? А в сторонке вообще предметы из секс-шопа разложены. Все продолговатое. Тут групповое изнасилование готовится, не иначе. Эта картина — явная улика.

кто такие свингеры

«Три богатыря» — Виктор Васнецов (1898).

«КП»: нормальные мужики, Алеша Попович только странновато смотрит.

БН: Вот именно. Нормальные такие наркокурьеры. Булава у Ильи Муромца не только символизирует сами знаете что, туда еще можно такого поназасовывать! Единственная у них проблема — Алеша сильно под кайфом. Ни один врач этот взгляд ни с чем не перепутает. Ну по «голубизне» образа Поповича только ленивый не проезжался.

Пабло Пикассо «Девочка на шаре» (1905)

«КП»: ничего продолговатого, слава богу! Самое большее, что можно заподозрить, это эксплуатация детского труда.

БН: Э-э-э… тут реально можно прицепиться — даже не в порядке стеба. Пикассо можно вменить пропаганду стероидов и мужской шовинизм. Девочка вот-вот свалится с шара, а мужик основательный, крепко сидит на устойчивом кубе — это символ мужской власти. А еще девочка смахивает на гастарбайтера. А мужик сидит и прикидывает, за сколько девочку можно в бордель продать. На заднем плане мама со второй, младшей, дочкой — а старшую она продает. Это вам и пропаганда детской проституции, а также сутенерства. Целый букет всего преступного и извращенного можно найти.

Виктор Васнецов «Аленушка» (1881)

«КП»: сидит сиротка из сказки, горюет о своем братце Иванушке.Алёнушка

БН: вот вы сами и поставили «диагноз». Хотя тут возможны варианты. Первый: девушка мечтала выйти замуж за олигарха, а он воспользовался ею и бросил — елки слишком колючи, агрессивны, осока — режет, возможно девушка задумала суицид. Второй: взрослая половозрелая Аленушка слишком неравнодушна к младшему братцу — то есть ее сестринские чувства носят кровосмесительный оттенок. Кстати, знаете, первоначально эта картина называлась «Дурочка Аленушка», так называли в те времена сирот.

Казимир Малевич «Черный квадрат» (1915)

«КП»: ну здесь любой психолог капитулирует. Черный квадрат, это даже не огурец, не хвост и не морковка.

БН: уж лучше морковка. Эта картина социально наиболее опасная вещь. Другие картины хоть какие-то рамки задают для фантазий маньяка, то черный квадрат- это же разгул больного сознания и абсолютная власть тьмы. То есть смерти, в традициях западной культуры.

Иван Шишкин, Константин Савицкий «Утро в сосновом лесу» (1889}

Утро в сосновом лесу«КП»: ну уж про мишек-то ничего такого сказать нельзя.

БН: как раз наоборот. Здесь очень серьезно можно придраться. Медвежата залезли на торчащий сломанный ствол — в традициях фрейдизма символизирующий мужской половой орган. Инцест — это раз. Рядом медведица-мама похожая на воинствующую феминистку поощряет надругательство над мужским достоинством. Тут же вспоминаю Жана Энгра «Турецкие бани» (1862) — можно констатировать, что это съезд лесбиянок, не просто так же они друг друга за груди держат.

Сандро Боттичелли «Рождение Венеры» (1486)

«КП»: это романтика в чистом виде. Афродита, хоть и голая, но невинная, незагорелая и совсем не сексуальная.

БН: помните: невинность — это приманка для извращенцев. Например, для эксгибиционистов и вуайеристов. Грация пытается голую Венеру прикрыть, а западный ветер (тлетворное влияние Запада — вот оно где!) Зефир на пару со своей женой Хлоридой сдувает это покрывало. Это же настоящее стрип-шоу для свингеров. Преступления еще нет, но разврат уже есть.

Единственная картина, перед которой психолог спасовал, не найдя там никакого криминала, это «Мона Лиза» Леонардо да Винчи (1505). он вертел ее и так и эдак, а потом, сказал, что всезнающая и насмешкливая улыбка Джоконды делает бессмысленными любые нападки. Словом, придирки психологов вам не страшны только в том случае, если вы будете рисовать, как гениальный Леонардо.

Анна БАЛУЕВА

Оригинал статьи: Комсомольская правда

(1) Комментарий

  1. Тори says:

    Всё в восприятии 🙂
    «А мы всё ставим каверзный ответ и не находим нужного вопроса».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.