Удивительно, с каким упорством люди ищут каких-то чудес, других миров и измерений, чего-то мистического и волшебного. Казалось бы, чего проще? Будь ты распоследним материалистом, в каждом изучаемом тобою явлении ты на первом же шагу сталкиваешься с чем-то, чего ты никак и никогда не сможешь понять и объяснить.

Однако вместо того, чтобы хоть на секунду остановиться на этом своём ощущении, человек в мгновение ока переносятся в свои фантазии о том, как должно было бы выглядеть «настоящее» чудо. Лишь затем, чтобы не заметить его у себе под носом.

Но это – взрослые. Любой ребёнок настолько логичен и последователен в своём восприятии переполняющих этот мир чудес, что сомнениям в их существовании у него просто неоткуда взяться. И тут появляются взрослые, и начинают рассказывать ему разные волшебные сказки, при этом настойчиво объясняя, что сказкам не следует верить. В итоге «чудо» определяется как нечто ложное и несуществующее, а «реальностью» начинает объявляться то, где никаких чудес по определению нет и быть не может.

Чудесные и удивительные люди, не удивляющиеся окружающим их чудесам, мистификаторы мистического, сказочные колдуны, одним своим взглядом способные превратить всё волшебное и неведомое в ложь и пустой обман… Может, и «деда мороза» они вовсе не для детей придумали, а чтоб на его примере самим себе лишний раз доказать, что чудес не существует?

Нет, чуднЫе они всё-таки, эти вечно ищущие чудес «взрослые реалисты»… Впрочем, ведь когда-то они и сами были детьми, и задавались «наивными» вопросами типа:
Откуда я взялся – и что будет, когда меня не будет? Если идти далеко-далеко – то где-то же ведь вселенная должна закончиться? А насколько толстой будет находящаяся на её краю стена? И что именно будет сразу за нею? Понимаю, что у взрослых дядей и тётей всегда найдутся правильные ответы, вычитанные ими из умных книг — но вот только понимают ли они сами до конца их смысл…

В моём детстве «единственно правильным ответом» был ответ материалистический:
— Малыш, ты видишь вокруг себя все эти предметы? Если хочешь, ты можешь не только внимательно рассмотреть, но и потрогать каждый из них. Так вот, это и есть реальность. Если ты посмотришь на себя в зеркало, то увидишь, что ты сам точно такой же – реальный и материальный. И состоишь ты, как и весь окружающий тебя мир, из мелких-мелких частичек, которые можно увидеть под очень-очень сильным микроскопом. Их настолько много, что всё вокруг становится очень-очень сложным. Когда ты будешь большим, ты сможешь стать учёным, и сам во всём этом разобраться — а пока иди спать…

Когда малыш вырастал, он начинал слышать про «Бога», «материализм и идеализм», «основной вопрос философии» и другие странные вещи. Тогда ему напоминали, что реальность – это то, что он видит вокруг себя. И объясняли, что в мире ещё остались люди, которые не читали научных книжек, и поэтому верят в разные странные выдумки. Но сейчас это лишь старые-старые бабушки, потому что они не умеют читать и очень любят ходить в церковь. А давным-давно, когда ещё не было современной науки, таких людей было очень много. И даже очень-очень умным дядям приходилось придумывать глупые-глупые идеи о том, как устроен этот мир. Например, древний философ Платон ухитрился додуматься до того, что где-то далеко-далеко есть какой-то правильный-правильный стул, который он называл «идеальным» — и все те стулья, которые мы видим вокруг себя, являются лишь копиями того стула.

Подросший малыш весело смеялся над глупыми людьми типа Платона и старых бабушек – и радовался достижениям современной науки. Если же у него оставались вопросы, откуда взялся он сам, то у взрослых всегда был в запасе «незыблемый» логический ход, который они выдавали с чувством нескрываемого интеллектуального превосходства: «Ты спрашиваешь, не Бог ли создал этот мир? А кто же тогда создал самого Бога?» Смущаясь от своей несмышлености, и уже в полную грудь гогоча над непросветной глупостью людей, именующий себя «верующими» и «идеалистами», малыш на всю жизнь отучался задавать подобные вопросы. И не только другим, но и самому себе.

А ведь всё самое важное и интересное начинается именно там, где заканчивается та толстая-толста стена, за которой когда-то было замуровано моё детское сознание…

Взрослый человек всё время ждёт чуда, но почему-то крайне редко удивляется чуду своей собственной самости и своего собственного существования. Легко соглашусь с материалистами, что все окружающие меня люди являются функциями своего головного мозга — но что значит «мой» мозг в отношении меня самого? Кто тот «я», который этим самым мозгом обладает? Модная нынче идея о том, что чувство самости – всего лишь иллюзия, своеобразный эпифеномен, порождённый материей в процессе своей эволюции, напоминает мне указание взрослого, что ребёнку пора спать. Но почему, когда я проснусь, я буду точно знать, что я – это я, а не кто-то другой, кто вдруг стал считать себя мною? А если у меня не было никаких сновидений? Кто же тогда спал? И кто тогда проснулся?

Разве что материалисты втайне от самих себя всё же верят в то, что весь этот мир создал кто-то, кто существовал ещё до «большого взрыва»? Предварительно подобрав для него подходящее «взрывчатое вещество»? Но откуда же тогда взялся сам этот «пиротехник»?

Банально, но вопросов больше, чем ответов. Одно я знаю точно: в вечном и бесконечном «материалистическом» времени и пространстве ни я, ни эти строки уж точно возникнуть бы не смогли, ведь на то у них и существует своя удивительная «теория вероятности»…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.