Сколько клавиш стёрто в попытках ответить на вопрос, так чем же всё-таки является психотерапия: подразделом медицины, средством расширения осознанности жизни, видом наставничества, способом времяпровождения, родом услуг, направлением в искусстве? Лечим? Развиваем? Сопровождаем? Развлекаем? Обслуживаем? Воодушевляем?

Кажется логичным, что хотя бы в каком-то правильно подобранном сочетании разных вариантов мы должны получить окончательно-правильный ответ. Но тут вспоминается старый анекдот: «Больной перед смертью потел? — Потел. — Очень хорошо!» Всё зависит от того, в каком смысловом контексте и в какой временной перспективе мы ведём свой разговор.

Быть или не быть?Определение психотерапии как одного из видов социальной деятельности я уже давно для себя сформулировал, и оно меня до сих пор вполне устраивает: психотерапия — это продажа временных отрезков неопределённости.

Но если нагружать это понятие другими, более глубокими смыслами (а без этого никак не обойтись — хотя бы с учётом того, что современная психотерапия де-факто уже давно не укладывается в узкие медицинско-врачевательные рамки), ответы следует искать в другой плоскости.

Я думаю, что это плоскость исключительно индивидуальных смыслов. Тех смыслов, в которых конечность собственного материального существования воспринимается нами не как метафора, а как реальность. Может ли существовать какое-то одно определение смысла жизни, которое устроило бы всех? Ведь кому-то оно покажется слишком общим и абстрактным — а кому-то слишком узким и догматичным.

Но ведь и «стартовый» вопрос любого психотерапевта (психиатрию я в счёт не беру, тут легко подменить понятия) всегда звучит как: «Чего ты хочешь?» Разве на него может быть универсальный ответ?

Парадоксально, но столь любимый (не значит неверный) большинством психотерапевтов посыл: «С каждым случаем следует разбираться индивидуально!», в полной мере относится и к определению сути нашей профессии. И здесь ровно так же уточняющие вопросы намного важнее, чем «правильные» ответы. А если их нет, и окончательный ответ уже получен — то это уже не психотерапия, а нечто совершенно иное.

P.S.
Я вовсе не хочу романтизировать профессию психотерапевта, и крайне далёк от того, чтобы придавать ей сколь-либо «гуристский» флёр. Но если вести разговор всерьёз, то я не вижу никаких обходных путей, которые позволили бы психотерапевту избежать вопросов экзистенциального уровня в попытках найти определение своей профессии — не рискуя при этом превратиться в одного из персонажей рубрики «Психологи советуют!»

Иллюстрация статьи | Борис Новодержкин

Борис Новодержкин | www.bori.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.