В порядке восстановления «динамического баланса» относительно моих взглядов на роль теории в обучении гештальт терапии:

Главная идея «гештальта» — это идея целостности, лежащая глубже всех остальных схем и теоретических построений. В реальном психотерапевтическом процессе она проявляет себя как целостность восприятия терапевта. Описание механизмов взаимодействия «организм — окружающая среда» в терминах различных видов избегания контакта относится скорее к способам управления вниманием терапевта, чем к сути гештальт терапии. Сосредотачиваясь исключительно на изучении этих описаний, практикующий терапевт рискует попасть в ловушку бесконечных рационализаций, «ломающих» целостность его восприятия, и крайне отдалиться от реальной жизни клиента.

Я сравнил бы это с кораблём, тонущим под грузом переполняющих его сокровищ: конечно, они ценны, но без возможности доставить их в нужное место путешествие теряет всякий смысл. Для того, чтобы корабль мог двигаться, ему нужны вовсе не тонны золота в трюмах, а парус и хорошие якоря. В психотерапии роль подобных парусов выполняет правильно настроенное восприятие терапевта (и не только в гештальте, ведь о «равномерно парящем внимании» писал ещё Фрейд). Главный же якорь — та самая целостность и естественная внутренняя системность любого живого организма, отталкиваясь от который Перлз и развил своё направление в психотерапии. Если нет уверенности в якоре, то малейший «эмоциональный ветерок» со стороны клиента может унести терапевта туда, где вместо реальных ориентиров и маяков в его руках останутся лишь их бронзовые статуэтки из корабельной коллекции.

Так стоит ли вместо того, чтобы вовремя позаботиться о парусах и проверить глубину якорного троса, бесконечно набивать трюмы кучей металла с выгравированными на нём психотерапевтическими теориями? Не удивительно, что далеко с таким грузом не уплывёшь, всё равно затонешь рядом с берегом — на глазах у множества различных учебных организаций и институтов, готовых в любой момент протянуть тебе «руку помощи».

И тут возникает уже давно не дающий мне покоя вопрос: а вдруг всё так изначально и задумано? Вдруг преподаватели забивают головы своих учеников бесчисленными теоретическими построениями именно для того, чтобы их «психотерапевтические кораблики» не уплыли слишком далеко от них самих? Чтобы самим же потом и выступать в роли спасателей? Ну, не то, чтоб совсем уж преднамеренно – а так, в рамках «поддержания общего уровня профессиональной подготовки»?

Извиняюсь за излишнюю лирику, но я глубоко уверен в том, что удовольствие мчаться вместе с клиентом по волнам бушующего жизнью океана стоит того, чтобы в какой-то момент решиться на расставание с собственным «драгоценным теоретическим грузом». Не сымитировать «избавление от интроектов», как это сделал бы «опытный гештальтист», а просто перестать судорожно цепляться за все те многочисленные теоретические знания, которые в своё время большинству из нас действительно сильно помогли.

Ещё раз: для меня всё сказанное имеет отношение не только к психотерапии, но и к обучению. Человеку всегда легче преодолеть собственные опасения и страхи тогда, когда он видит, как это делает кто-то другой. Опять-таки, не имитирует, а именно делает. Может, преподавателям самим стоит чуть чаще нырять в угрожающие темнотой бездны с целью проверки надёжности собственных якорей? Ведь в противном случае все мы будем эпизодически «тонуть недалеко от берега», окончательно запутавшись в сетях своих многочисленных теоретических построений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.