Сказка — ложь, да в ней намек!
Терапевтический урок…

Гештальт-сказка

Я хочу рассказать тебе сказку. Сказку о психотерапии. Сам я слышал очень много таких сказок, и вот решил сочинить свою. Можешь верить ей, а можешь — и нет. На то она и сказка.

Было это в тридевятом царстве, в тридесятом государстве с очень странным названием Гештальт. Жил был в нем король, которого звали Уверен Стабильнович. Был он очень умен, рассудителен и осторожен. А править он любил, говоря: «Лучше уж плохо, чем вообще неизвестно как».

И жила в нем королева, которую звали Свобода Неопределеновна. Была она очень вздорная, легкомысленная и очень любила все новое. И был у нее очень глупый девиз: «Лучше уж плохо, чем всегда известно как». Она и сама не очень понимала, что это значит, но очень уж любила спорить с королем.

И был у них сын, а звали его ну совсем уж странно: Клиент-Пациент.

Ну и, конечно, был у него воспитатель. Звали его Терапевт. Но он на это почему-то даже не обижался.

А еще был в этом царстве повар. Звали его не то Зигмунд, не то Адольф, не то Вильгельм, не то Фредерик, а может, и вообще — Карен или Виржиния. Впрочем, не так уж это и важно. И кормить он больше всего почему-то любил не королевскую семью, а Терапевта. Особенно охотно потчевал он его заморскими фруктами с опять-таки странным названием «интроекты». Терапевт их ел да нахваливал. А наестся — то стошнит его, то понос начнется. Видно очень уж непривычны желудку его были эти фрукты заморские.

Я думаю, ты уже понял, что это было очень-очень странное царство. И жилось в нем всем, в общем-то, так себе. А может, даже и хуже. Когда король с королевой спорят, какое «плохо» лучше — так чего уж тут хорошего. Сын- Клиент без присмотру шатается, чем заняться, не знает, — воспитатель-то интроектов нажрётся, да и в сортир. Единственное дело — споры родительские слушать. А как наслушается — ничего в них не поймёт и полным дураком себя чувствует. И становится совсем ему от этого худо. Один только повар вроде бы как при деле, хотя и сам-то имя свое забывать начал.

И вот однажды надоело все это Клиенту-Пациенту. «Хрена ж мне этот Терапевт, все интроекты жрёт, да в сортире сидит! Раз воспитатель — так пусть воспитует!» — и прям в сортир к нему, бесстыжий.

— Объясни мне, — кричит, как мне дальше жить! Кого слушать — отца ли, мать ли? Что лучше — когда «известно как» идя когда нет?

Ну что тут Терапевту делать прикажешь, когда к тебе прямо в сортир лезут? Тут уж дело совсем интимное, откровенным надо быть (так его повар когда-то учил).

— Не знаю, — говорит, — не думал я об этом. Я все больше вспоминал, как повара нашего звать.

Тут клиент совсем рассвирепел:

— Не ври, — кричит, — ты все больше фрукты заморские жрать горазд, так когда ж тебе вспоминать-то?

И задумался тут Терапевт: «Ведь и вправду, от фруктов-то этих уж тошнит, а все глотаю — то и дело, что про Пациента совсем забыл».

— Ну ладно, — говорит, — давай на ходу думать буду. Только чего не поймешь — переспросишь. Какой вопрос-то?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.