Летний интенсив 18-25.07.1998

День первый.

Если кто-то хочет, чтобы мы ему в конце оценку поставили, мы можем прямо сейчас — «неуд».

О.:
— Мы закончили МГУ, работали в консультировании, затем увлеклись гештальтом…
Боря добавляет:
— Находимся постоянно в слиянии, говорим о себе «мы»… А вас за это будем нещадно наказывать.

Супервизия групповому терапевту:
— У меня замешательство…
Боря:
— Посмотри, как группа справляется с ним. Посмотри на свои чувства, как на отражение того, что происходит в группе.
— Не спрашивай их, согласны ли они — это вопрос твоей вины перед ними. Спроси их, как они решают, что будет дальше.

На все, что происходит в группе, все как-то реагируют. Не обязательно тебе на все реагировать, даже, если к тебе обращаются.
Кто-то реагирует на тебя, на его реакцию все как-то реагируют. Ты можешь вынести это вовне!

— Что делать ведущему, когда кто-то берет инициативу на себя?
— Смотреть, как на это реагирует группа. В группе все проще: происходит нечто. Что мне с этим делать? Ничего. Смотреть, как на это реагирует группа.

Если тебя раздражает кто-то, посмотри: обязательно кто-то из группы чувствует то же, что и ты. И если ты не заметишь его и вступишь в конфронтацию, то затем ты получишь агрессию еще и от того, кто только что хотел тебя защитить. Потому, что ты не дал ему высказаться.
Не перетягивай на себя одеяло.

Терапевт растерян. Единственная причина в том, что он не видит. Группа повернула его лицом к себе. Он взял зеркало.

Наблюдатель отличается от супервизора тем, что никаких добрых дел не делает. Хотя ему, конечно, очень хочется.
Он может лишь скопировать, воспроизвести, сыграть. Он — видеокамера.

Совершенно бесполезно бороться с ведущим за лидерство. Это бессмысленно по определению — люди пришли к нему и заплатили ему деньги.

— Верно ли, что что-то, что я чувствую, делает группа?
— Верно. Но вопрос в том, где точка твоего интереса.
Все, что я делаю, это замечаю и усиливаю, довожу до абсурда. Это айкидо: ты хочешь лететь туда? — я тебе помогу!
А другие как-то реагируют. И я усиливаю это. Но только, если я понимаю, что происходит.

День второй.

Следи за тем, что ты делаешь! Дело в том, чтобы найти феномен. А ты все время имеешь эпифеномен.

И.:
— Должен ли терапевт иметь свое мнение по поводу проблемы клиента?
— А у тебя есть мнение по этому вопросу?
— Да! Я считаю, что терапевт не должен иметь своего мнения!
— Но, ведь ты его имеешь!
— Нет!
— Ну, ведь ты только что высказала его, — что терапевт не должен иметь и так далее… — оно у тебя есть!
— Ну, и что мне теперь делать?..
— Борись с ним!.. Трать всю свою энергию на то, чтобы оно не давало о себе знать.
— Боря, но я у тебя спрашиваю!.. У тебя, как учителя…
— А зачем? У тебя уже есть свое мнение, зачем тебе мое? Мне, как твоему учителю, больше понравилось, если бы у тебя было свое мнение…
А ты постоянно ищешь догмы, чтобы с ними бороться. Хочешь, я дам тебе эксклюзивное правило, специально для тебя: ты не имеешь права никого оценивать. И — прими его!

День третий.

Не избегайте сильных чувств. Не создавайте имитацию. Если у вас замешательство, страх — скажите об этом. Один из способов избежать сильных чувств — быть непоследовательным.

Спрашивай о том, что тебе интересно. Иначе ты опять зайдешь автогеном через жопу.

И. постоянно говорит о своих сомнениях: говорить ей или не говорить.
Л. (агрессивно):
— Можем ли мы составить список слов, которые на группе нельзя использовать?! А то меня уже тошнит!
Боря:
— Можем! Слово «тошнит» — вычеркиваем!
После паузы Боря задумчиво добавляет:
— Вопрос в том, что ты будешь делать, если твой клиент или член группы будет использовать слова из этого списка?..

Л.:
— Меня тошнит быть клиентом…
— Замени слово «клиент». Тошнит быть каким?
Л. (оживившись):
— Убогим, хромым, горбатым… — смеется.
Боря:
— О! Сколько сразу радости!.. Вычеркни слово «клиент» из своего списка.

Многие психотерапевты страдают тем, что погружаются в фантазии о том, чтобы быть «здесь и теперь».

Ж., люди хотят тебе помочь!!! Поэтому, если тебя удавят, — учти: они хотели помочь либо тебе, либо друг другу…
Тебе на это… все равно.

Если тебе не говорят «да» — это значит «нет».

День четвертый.

Супервизия:
Поддержка — это та точка, из которой вы оба можете посмотреть на весь тот ужас, который с вами происходит. Ты скажешь: «Посмотри, вот у тебя был гнев, у меня — страх, вот то, что мы можем с этим сделать».

Ты все время думаешь, что ты ошиблась. Ты думаешь: «Чтобы не ошибиться, я не должна думать о том, что я ошиблась! Вот, я опять ошиблась!»

Один из способов усиления — быть последовательным, придерживаться все время одной линии. Если клиент спит, а ты его все время будишь, — это будет продолжаться вечно. Надо так: клиент заснул, — пусть спит. Проснется, — увидит, что терапевт спит. Тут, может быть, что-то произойдет.

Н.:
— Как тебя зовут?
— Ж.
— Так, вот, Сережа…

Все, что происходит, позже дает о себе знать.
Сначала вы все падаете в обморок. Затем вы уже не падаете в обморок. Следующая стадия — вы имеете мужество говорить о своих чувствах.
Но этого недостаточно.
Потому, что если вы занимаетесь родовспоможением, то человеку, который корчится в муках, вашей эмпатии мало!
Надо что-то делать! Надо, чтобы руки не дрожали!
И это — следующая стадия.

О.:
— Странно, у всех такие бурные чувства, а я поймала себя на том, что у меня их нет! Я даже завидую…
Боря:
— Ну, почему? У тебя есть бурное чувство зависти!
— Да, оно не бурное…
— Бурнее, чем у других — ты о нем говоришь!

Боря – О.:
— Ничего никуда не девается. То, что тебя здесь нет — тебе кажется. На самом деле ты здесь есть.

Если вы хотите выразить свои чувства, — подумайте еще и о партнере: если для него это перебор, не делайте этого.
Если вы думаете, что любовь — это секс с мужчинами и конкуренция с женщинами, то тогда вам здесь будет очень трудно ее выразить!..
Знаете, это сродни вот этому: «Как получить ласку? Пойдем, что ли, потрахаемся?».

День шестой.

Я — об И.: сколько у нее энергии уходит на то, чтобы заставить других делать ей энергию!..

Внимательно! Он говорит тебе: «Доктор, а вчера у вас стрелочки были отглажены!».
Вы все проверяете, можете ли вы выдерживать агрессию. Да, можете вы! Гораздо страшнее выдерживать положительные чувства!
На халяву ничего не бывает! С этим теперь придется что-то делать. Просто так свинтить не удастся!
Будьте внимательны!

Именно тот, кто хочет того же, чего и вы, и того же самого боится — вот он-то к вам и прицепится!

День седьмой.

Групповая супревизия:

Не вмешивайся! В тот момент, когда ты вмешиваешься, может вмешаться кто-то из членов группы!
Когда ситуация становится трудной, тупиковой, и все ходы исчерпаны, то единственный способ привлечь внимание к себе, — это привлечь внимание к ведущему.
Ты вложила чуть больше, — и они тебя проигнорировали…

Основа психотерапии — это запрос клиента. Если клиент говорит: «Мне от вас ничего не нужно», то это — единственное, с чем вы можете работать.

Малая группа идет живенько, но многое важное зашучивается. Но будет еще и большая группа. Все это вы сможете еще и здесь зашутить.

Напутствие терапевтам:
Учитесь заканчивать. Чтобы не было, как в той байке: «Он сказал: «Приезжайте в гости», но адреса почему-то не назвал…».

Кто чего-то хочет, тот что-то делает. Кто молчит, тот ничего не хочет.

А., мы хотим, чтобы ты замолчал, только говори, говори, говори!!

От агрессии можно отбиться, от любви — хрен отобьешься!..

Н. (волнуясь): Короче, я протерла очки сопливым платком, и теперь все очки в соплях!

Ну, почему же говно не прилипает?!! Очень неприятное ощущение!!! Всегда прилипало!..

Если ты не хочешь меняться, — меняется мир вокруг тебя, а ты этого не замечаешь. И в один прекрасный момент ты сталкиваешься с чем-то неожиданным.

День восьмой.

Фрагмент терапии.

Терапевт:
— Может быть, мы попробуем сегодня повыражать свои чувства?
Клиент (со смехом):
— Повыражать? Выразить все их на фиг, чтобы ничего не осталось!..:)

Групповая супервизия:

Посмотри, какая у них борьба за лидерство: Л. говорит: «Мне это больше всех по фигу!», а Г. говорит: «Нет, мне!!».

Старое уже не срабатывает. Даже тот, кто раздражал вас, теперь уже не раздражает потому, что вы видите: он такой.

День девятый.

Мы все оцениваем.
Если люди говорят, что они не оценивают, это значит, что они оценивают свои оценки негативно.

Завершающая супервизия поименно:

Когда ты говоришь о своих чувствах, — это подвиг для тебя. Но дай другому совершить подвиг!

Ты можешь быть сильной. Ты говоришь: «Я смогла!». Но процесс идет дальше. Ты не умеешь быть слабой. Ты не доверяешь силе других людей. В пределе это означает, что ты не замечаешь других, не видишь других, не уважаешь других.

Пользуйтесь своими слабостями! Если вы не замечаете их, — они вредят вам. Глупо говорить страшному мужику: «Ты — красавец!», а умному: «Ты — дурак, ты молчи!». Тогда вы попадаете в параноидальный мир.

Человек может хотеть, но он ломается на уровне сильных чувств. Но отсутствие мотивации — гораздо хуже. Взвесь: твое ли это?

Я не говорил, что всех, кто занимается психотерапией, надо сажать в психушку. Я говорю, что туда надо отправить тех, кто так думает.:)

Боря:
— Начинай работать! Неизвестно, как все будет. То есть, я-то думаю, что все будет здорово. Но если ты будешь сидеть и думать, что все будет здорово, то здорово не будет. Начинай работать!

Это — начало новой истории. Это — нелинейная логика. Ты другая и слышишь другое. Не идет речи о том, чтобы здесь поправить, тут изменить…
Теперь — все другое.

И.:
— Совсем по простому. Ты — интеллигентка. А тебе надо учиться быть дурой.
Я бы порекомендовал тебе следующую медитацию: смотришь сквозь стену, взгляд стеклянный, и челюсть немного отвисает. Когда начнешь получать от этого кайф, будешь другим человеком.
И. (ошеломленно):
— Я пока подумаю…
— Вот в этом все и дело!.. Коротко: учись быть дурой. Думание мешает чувствовать.
Я, конечно, понимаю, что все идет от родителей, когда тебе все время нужно было объяснять, откуда у тебя такое выражение лица…:)
— Ты — тоже интеллигентка. Ты здесь — самая вшивая интеллигентка!
«Я не понимаю, я не понимаю!» — это то, чем тебя всерьез можно припереть к стене!
И. (осторожно):
— Я действительно не всегда понимаю…
Боря:
— Ага! И ты — хитрая при этом!! Ты знаешь, что для кого-то это сойдет за чувства, и ты подсовываешь ему это, как некий буддийский коан…
И он съедает.

— Откровенно хреново работаешь! Ну, не Ферелли ты, не Ферелли!.. Но, как это ни странно, я убежден, что все еще впереди.
Несмотря на всю хреновость.

Л.:
— Я хочу себя похвалить, а чтоб вы меня потом поругали.
Боря:
— Ну, мы и так можем!..
Ты постоянно хочешь привлечь внимание. И постоянно борешься с этим. И постоянно привлекаешь внимание, не замечая этого. Привлекай внимание открыто!
Ты постоянно делаешь из мухи слона, не замечая при этом слона.
Делай это открыто, а то у тебя уходит масса энергии на борьбу. «Пусть меня любят!» — это нормально!

— Ты — хороший терапевт. Но «хороший терапевт» — даже хуже, чем «посредственный» потому, что «посредственный» — это хотя бы обидно…
«Хороший» — значит «никакой».
Представляешь, клиент приходит и говорит: «Доктор, а в прошлый раз это я к вам приходил?..».
Ты чуть-чуть переоцениваешь себя. Червячок сомнения — найди ему место.

Г.:
— Я все это осознаю.
Боря:
— Вот, именно это!.. Нет никого, кто бы все осознавал. Всегда есть еще что-то.

— Ты — ребенок. Ты удивительно открыта. Больше пока ничего нет. Но перспективы огромные.
Что будет, — не знаю. Ребенок может быть в полтора месяца вундеркиндом, и складывать кубики. А потом смотришь — ему 25, а он все кубики складывает…:)

— Спасибо всем, с кем пересекались.

Боря: Может быть, в группе нужно вообще работать не с тем, кто заявляется, а с его антагонистом? Это может быть человек, который все время молчит…
Потому, что всегда есть кто-то, кто ответственен за его действия.

Борис Новодержкин | www.bori.ru

Записывала Полина Гавердовская

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.