ИА «Экзистенция»: Расскажите, пожалуйста, как вы пришли в психологию? Это Ваше призвание?

Б. Новодержкин: Я думаю, что да. Когда мне было лет 15-16, в 1970-е годы, я прочел две книжки: «Охота за мыслью» Владимира Леви и «Человек среди людей» Якова Коломинского. А в 1977 году я поступил на факультет психологии МГУ. Что касается интереса к психологии — это все условно. Но как-то меня это интересовало, наверное… Некой вехой стали и те первые прочитанные книги по психологии.

ИА «Экзистенция»: Как Вы начинали практиковать?

Б. Новодержкин: Я учился с 1977 по 1982 годы… Ну какая, собственно, тогда была практика? В университетах готовят ученых, исследователей… В конце 1980-х годов я по приглашению проводил несколько занятий в одном из университетов Германии. Я тогда подумал: «А что же я могу сказать студентам такого умного?» Ну и стал рассказывать второкурсникам о состоянии психотерапии в России того времени… На следующее занятие ко мне половина учащихся не пришли. И тогда я предложил им самодеятельные тренинги. И те, кто их посетил, захотели еще. Я так удивился! А они объяснили: «У нас не бывает практических занятий». И это не удивительно: академическое образование учит мыслить, и практика здесь ни при чем.

В нашей стране во времена перестройки стали заниматься подготовкой практических психологов. А какая здесь была психотерапия? Вся — в рамках медицины: гипнотерапия, поведенческая терапия, медикаментозная, рациональная… А вот того, что имеет отношение к современной психотерапии, — психоанализ, гештальт-терапия и т.д., — ничего этого, по сути, не было. Хотя Зигмунда Фрейда мы читали, его работы входили в учебную программу. Фрейд был в нашей стране «на грани»: у нас «секса нет», а тут такие «безобразия» пишут… Но в университетской библиотеке были его книги 1920-х годов издания… У нас и какие-то практические занятия были. Лариса Андреевна Петровская проводила видео-тренинги… Только-только это тогда начиналось…

ИА «Экзистенция»: А как возникла идея совмещать практику психолога и медийную деятельность: телевидение, радио?

Б. Новодержкин: Я вообще отношу себя к людям публичным. С некоторой тягой к сцене, скажем так. В школьные и университетские годы я играл на ударных в музыкальной группе… И у меня диплом психолога — преподавателя психологии. Преподавательская работа – публичная работа… В конце 1990-х годов я участвовал в каких-то программах, а целенаправленно у меня возникла идея о публичной деятельности в начале 2000-х годов. Мне показалось интересным выступать с какой-то программой регулярно. Первым таким опытом стала телепередача «Что хочет женщина». Я тогда пришел к шеф-редактору, Елене Кац, она спросила: «А чем Вы меня удивите?» И тогда я рассказал ей, что одна из самых распространенных причин самоубийств – страх смерти. Она ответила: «Как интересно…» Вот с этого и началась моя регулярная медийная деятельность.

ИА «Экзистенция»: А сейчас участвуете в каких-то проектах?

Б. Новодержкин: Сейчас я живу в солнечной Болгарии, переехал из России, и в настоящее время нигде не участвую. У меня была авторская программа на канале ВКТ – вот там крутят повторы…

ИА «Экзистенция»: Сегодня Ваши клиенты – жители России или Болгарии?

Б. Новодержкин: Я по-болгарски еще не говорю, поэтому мои клиенты из России, в основном из Москвы. Есть из других городов, из других стран — но все русскоговорящие. Я жил и учился два года в Германии, 1991-1993 годы, оттуда я привез в Россию гештальт-терапию. После того, как вернулся, преподавал психотерапию для немецкоговорящих людей, потому что тогда среди русскоговорящих это спросом не пользовалось…

ИА «Экзистенция»: Отличаются проблемы, с которыми к Вам обращаются, у россиян и у жителей других стран?

Б. Новодержкин: Конечно, по большому счету, люди одинаковы. Но международные различия — отдельная тема… И скорее отличаются между собой люди севера и юга, чем востока и запада… Вот, кстати, в Болгарии народ расслабленный, не агрессивный. Москва очень агрессивная. Я родился в Москве и много лет там прожил. Москва притягивает агрессию, люди приезжают чего-то добиваться, по чьим-то трупам проходить к успеху. Достаточно посмотреть на дорожное движение… Это, наверное, особенность всех крупных городов, но Москва — какой-то выдающийся в этом смысле город…

ИА «Экзистенция»: Считается, что на Западе обращения к психологам очень распространены, а в России с этим совсем иначе. Так ли это? И с чем вообще нужно обращаться к психологу?

Б. Новодержкин: Про развитость услуг психологов на Западе и неразвитость в России я слышу всю сознательную жизнь, но это давным-давно не так. В России уже давно обращаться к психологам — нормально. Другой вопрос — масштаб. Вот мы все сравниваем себя с США, будто там у каждого есть по психоаналитику. Но это как с юристами: и у нас обращаются к юристам, адвокатам. Конечно, не так, как в США, но все же… И в Германии — не надо думать, что там у каждого свой психолог. Нет такого. Существует своя «тусовка»: психологи, психотерапевты находятся в пирамидальной системе. Они друг друга «психотерапируют», чтобы наработать часы практики, получить сертификаты. Получишь — будут ходить клиенты. Такая разросшаяся среда, люди там личностно растут, это такая внутренняя ценность… А я этим не занимаюсь. Я работаю с реальными людьми, которые приходят ко мне с проблемами. И большинство из них обращаются к психологу, психотерапевту впервые. В основном, приходят с семейными проблемами. Одна категория — у кого семья есть, и поэтому проблемы; вторая — семьи нет, и это тоже проблема… В основном это любовные отношения: гетеросексуальные, однополые… И основная проблема — любовный треугольник.

ИА «Экзистенция»: И такие проблемы действительно удается решать с помощью психологии?

Б. Новодержкин: Сама формулировка «удается решать»… Можно ничего не делать, и все проблемы удастся решить. Все рано или поздно помрем, и все решится. Это не аллегория, это правда жизни. В психологии есть понятие — «кризис роста». Спортсмен решил проблему прыгнуть метр в высоту – у него теперь проблема прыгнуть метр десять. Очень важно понимать, что человек – существо развивающееся. Более интенсивная жизнь связана с возникновением более серьезных проблем. «Мой фильм не взял первую премию в Каннах, взял вторую», – проблема. А у другого: «Ну где я и где Канны?» Жизнь человека – это система. Вопрос в том, чтобы расширить эту систему и предоставить человеку новые возможности. Но что такое «личностный рост»? Пойди, объясни… Нужно формулировать конкретные задачи, желания. А это труднее всего. Я говорю: «Я золотая рыбка, решаю любую проблему». И потом работаю над тем, чтобы помочь человеку поставить конкретную задачу. Когда желание сформулировано, остальное — дело техники, это не самое сложное.

ИА «Экзистенция»: В чем корень проблем во взаимоотношениях между людьми?

Б. Новодержкин: Корень в том, что люди живые. Если ты дышишь, это уже проблема. Каждый следующий вдох, каждый следующий выход – приспособление к окружающей среде. Так же и во взаимоотношениях. Это постоянное взаимодействие на все большем энергетическом уровне. Существует некое базовое противоречие между, с одной стороны, абсолютной свободой, данной человеку при рождении, и страхом неопределенности, страхом перед выбором. Человек часто пытается манипулировать ситуацией, «включает дурака»: «А я тут ни при чем!», — это механизм психологической защиты, «бегство от свободы». А корень — он всегда в глубине. Но чем измеряем глубину? Кому-то кажется, что он уберет вот этот прыщик — и все будет хорошо… В психоаналитике говорят, что все проблемы из детства, в реинкарнационной терапии — что все проблемы тянутся из прошлых жизней… У меня всегда встает вопрос: откуда «копать»? От динозавров, от Адама и Евы? Есть у человека такая проблема: ему хочется, чтобы была какая-то «кремлевская таблетка», хочется упростить ситуацию, чтобы ориентироваться в мире, чтобы не бояться. Упрощая, человек упускает огромное количество возможностей.

ИА «Экзистенция»: Сегодня при все возрастающих коммуникативных возможностях, многие люди не перестают страдать от одиночества… С чем это связано?

Б. Новодержкин: Это как с кризисом культуры. В 1990-е годы все кричали: «У нас кризис культуры, кризис культуры!». Я говорил: «Ребята, какой же у нас кризис культуры, если сейчас все об этом говорят?» А вот сейчас у нас кризис культуры, потому что об этом никто не говорит. Это такой штамп — говорить, что мы одиноки. Сейчас все меняется. Человек – существо социальное, факт. Сегодня проблема общения решается гораздо проще, потому что есть интернет. Я все кричу и доказываю, что виртуальное общение является вполне себе полноценным, но непонятно, кому я это говорю: люди, которым за 25, уже безнадежно устарели, они все будут про свое говорить: «Есть реальное, а есть виртуальное». А молодежь – я про школьников – они живут в интернете, они там общаются. У них не стоит вопроса, что есть общение виртуальное, а есть — реальное… Мы родились, когда были телефоны. По телефону говорить?! Нет! Давайте с голубиной почтой письма отправлять! Я еще помню статью в журнале «Домашний компьютер», в 1990-е годы, под заголовком: «Вам нужен интернет? Мне — нет!». И автор статьи очень аргументировано доказывал, что интернет не нужен. И я думал, а нужен ли мне интернет… А с 1998 года у меня сайт профессионального психолога.

ИА «Экзистенция»: В Вашей практике были бизнес-тренинги… А если говорить о семейном бизнесе, когда компанией руководит семейная пара — это скорее успешный союз взаимодополняющих личностей или дополнительный источник проблем?

Б. Новодержкин: Единственное, что я могу сказать, что дружба, родственные связи или просто хорошие отношения — это еще не повод создавать совместный бизнес. Вот на востоке это работает, у них с семейным бизнесом все хорошо. Отец — глава семьи и глава бизнеса, там патриархат. А у нас… В принципе, бизнес – это иерархичная система. Часто люди начинают семейный бизнес, чтобы как-то распределить ответственность. Если такая семья централизована, то это одно, но чем больше демократии, тем больше проблем возникает.

ИА «Экзистенция»: Получается, что примешивание к бизнесу личных взаимоотношений усложняет дело?

Б. Новодержкин: Да, но все зависит от того, что это за бизнес. Нет такого однозначного ответа. Да, возникает много проблем. Но, может быть, если бы они не были семьей, они и бизнеса бы такого никогда не создали, вообще ничего не было бы. А может быть, создание бизнеса помогло им решить какие-то семейные проблемы. И, решая свои семейные проблемы, они развивают свой бизнес…

Посмотрите, очень часто для богатого человека движущим механизмом является упрекающая его жена: «Да ты никчемный, из тебя никогда ничего не выйдет!». Как доказать ей, что ты чего-то стоишь? А только добиваясь успехов! Это реальность, такое очень часто встречается. Такой мужской инфантилизм.

ИА «Экзистенция»: Кстати об инфантилизме. Есть сложившееся представление о том, что мужчины в современном мире становятся менее мужественными и более инфантильными. Это так? В чем причины этого явления?

Б. Новодержкин: Мне кажется, это какая-то специфика российского общества, в первую очередь. Это все, наверное, издержки свободы и демократии. Чем жестче жизнь, тем больше она заставляет распределять обязанности. А сейчас у нас какая-то дурацкая смесь патриархата с каким-то совершенно средневековым отношением к женщине. Женщина воспринимается как «недочеловек». Приходится иногда слышать от умного, вроде, мужика, что-то вроде «баба за рулем…» или «мужчины полигамны, а женщины моногамны, поэтому мне можно, а тебе нельзя». И люди начинают с пеной у рта, приводить какие-то «научные факты»…

Моногамия и полигамия – это вообще-то формы брака. А исторически как: много диких животных, которые норовят сожрать детеныша, — нужно защищать, одна самка не справляется, нужно много сильных самцов вокруг. И вот у нас матриархат. Потом более-менее не так опасно — может один самец позволить себе несколько самок содержать: вот у нас патриархат. А демократия — как хотите, так и крутитесь. У нас как-то очень странно: как «налево» ходить – так патриархат, а как деньги зарабатывать – матриархат. Вот он, инфантилизм. Ну и каждый мужчина хочет видеть свою женщину в какой-то степени мамой, а каждая женщина хочет видеть в своем мужчине немножко папу. Поэтому и то, и другое должно присутствовать. Но вроде для мужчин такая позиция — не комильфо. И он начинает стучать кулаком по столу… А чего ты сделал-то для того, чтобы кулаком по столу?.. А еще есть почему-то такая тенденция — успешные бизнесмены инфантильны в семье. Они в бизнесе несут ответственность за каждый чих каждого сотрудника, а дома хочется расслабиться…

ИА «Экзистенция»: Какими личными качествами должен обладать психолог?

Б. Новодержкин: В идеале, у психолога должно быть два мотива: интерес к человеку и жажда наживы. А вот желание помочь — это все относительно. Потому что, как говорят, «благими намерениями дорога в ад вымощена». Нужен искренний интерес к человеку, по крайней мере, на время сеанса… Практический психолог – то же самое, что ученый. Еще говорят, что психолог должен быть сам счастлив. С другой стороны, счастье – это понятие относительное. Счастье – это скорее движение к счастью. Потому что, если он счастлив, то что ему надо еще? Это конечно красиво звучит, но не совсем мое. Еще психолог должен быть в определенной степени невротиком, иметь свои проблемы, потому что иначе зачем ему это все…

ИА «Экзистенция»: Какими принципами вы руководствуетесь в своей собственной жизни, во взаимоотношениях с другими людьми?

Б. Новодержкин: Давайте от обратного лучше. Я помню, в учебной группе кто-то сказал: «У психолога какая главная задача? Как у врача? У врача девиз: «Не навреди”». Я говорю: «Вот, теперь я понял, почему у нас такая медицина. Потому что у них главный девиз — “Не навредить”. Я-то думал, что у них главный девиз – “Помочь”. Не делай ничего — и тогда никакой ответственности!» Чтобы помочь нужно две вещи: нужно желание помочь и знание, как это сделать. Но и чтобы навредить, нужно огромное желание навредить и знание, как это сделать…

А по поводу каких-то там принципов… Беспринципность – вот хороший принцип. Психолог должен быть беспринципным. Если он будет гибким, тогда он что-то сможет. Вот говорят: «Психологи советов не дают». Как мой один коллега сказал по телевизору: «Плюньте в глаза тому психологу, который даст вам совет». Я говорю: «Хороший совет ты только что, друг мой, дал своим зрителям! Плюнь в глаза самому себе, и посмотрим, как у тебя это получится».

ИА «Экзистенция»: А чем Вы увлекаетесь в свободное от работы время?

Б. Новодержкин: Люблю очень на горных лыжах кататься, с 21 года. Правда, давно не катался. Играю немножко на барабанах. Люблю музыку, хороший звук. Пару лет назад увлекся цифровой фотографией. Ну и увлекаюсь всем, что связано с интернетом… Я придумал VIP-квартирники: разные известные люди, музыканты приходили ко мне домой, сидели, общались, играли, а я потом все это монтировал и выкладывал в интернет. Еще я проводил первые психологические тренинги в формате вебинаров. Это уже на стыке профессии и хобби… Как любой человек, люблю путешествовать. Ездил в Туву смотреть на шаманов. Там все по-другому, романтика, что-то такое мистическое… В свое время прочитал всего Кастанеду — интересно вообще, как устроен человек, этот мир… С возрастом все больше задумываешься, а что «там», после смерти? Это уже не просто романтические размышления, это все конкретнее и конкретнее… В этом смысле становишься философом. Вообще, психология, психотерапия — это же мировоззрение. У меня такая работа, что она сама по себе интересная, она захватывает. В советские времена было так, что копейки зарабатывать с трудом — это работа, а параллельно ты можешь в десятки раз больше зарабатывать и с удовольствием — но это уже хобби, это не серьезно… А вообще, интересы у меня, как у всех: вкусная еда, хорошее общение… Как Экзюпери говорил: «Единственная роскошь – это роскошь человеческого общения».

ИА «Экзистенция»: Вы помогаете людям справляться с проблемами. А как Вы преодолеваете личные трудности?

Б. Новодержкин: У меня как в известном анекдоте: а я не напрягаюсь! Что значит справиться с проблемой? Как говорится, нет человека – нет проблемы. Есть жизнь. Ну вот есть чувство голода. Как я с ним справляюсь? Иду, ем в свое удовольствие. Потом, естественно, хочу в туалет. Как я справляюсь с этой проблемой? Ну, иду в туалет… И так далее. Я сейчас в комфортной фазе своего существования, потому что я переехал жить из Москвы в солнечную Болгарию. Мне просто хорошо, прекрасно — и все… Свой дом наконец-то, а не квартира…

ИА «Экзистенция»: В этом и есть рецепт счастья, найти свою «солнечную Болгарию»?

Б. Новодержкин: Нет, знаете, со временем, конечно, захочется чего-то еще. А сейчас делаем ремонт, обустраиваемся… Я давно уже занимаюсь консультациями по Skype, а сейчас это стало единственным таким инструментом деятельности. И сейчас мне хорошо.

Борис Новодержкин © www.bori.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.