Авторская школа Бориса Новодержкина

Психотерапевт не творит чудес, он лишь мешает их не замечать.

Терапевт-центрированный подход

Очевидно, что ни один метод и ни одна модель психотерапии не работают сами по себе, и её конечная эффективность определяется исключительно способностями конкретного специалиста. Парадокс в том, что моделей пациента или клиента в психотерапии существует великое множество — терапевт же, со всеми его умениями и навыками, оказался выведеным за скобки.
И хотя отдельные указания на то, что происходит «внутри» самого терапевта во время сеанса, встречаются у многих создателей базовых психотерапевтических парадигм («парящее внимание» Зигмунда Фрейда, «эмпатия» Карла Роджерса, «у меня есть глаза и уши, и я не боюсь» Фритца Перлза), единственными, кто попытался внести строгую систематизацию в работу психотерапевтов разных направлений, явились Джон Гриндер и Ричард Бендлер. Однако «внутрь» терапевта они так и не заглянули, ограничившись лишь сходством внешних форм.
При том, что фраза «работать собой» уже давно стала тем общим местом, в котором сходятся специалисты различных направлений, как только речь заходит о практике, дальше общих слов вроде «богатства личности» или «профессионального выгорания» дело обычно не идёт. Для меня же данная фраза уже давно перестала быть абстрактной метафорой, за нею я вижу конкретные навыки, которые актуализируются у психотерапевта во время его работы. И именно в этом состоянии терапевт может быть той моделью, на примере взаимодействия с которой он помогает клиенту перейти от внутреннего спора с самим собой к диалогу с окружающем его миром.
Прежде, чем перечислить некоторые из этих навыков (допускаю, что их значительно больше), я хочу сделать одно важное замечание. Все наши навыки по определению являются выученными автоматизмами, функционирующими вне зоны сознания после того, как они сформированы. В этом смысле те навыки, о которых я пишу ниже, в полной мере навыками не являются. Они как бы «парят»  между сознанием и бессознательным терапевта во время работы, давая ему возможность свободно перемещаться по всему многомерному пространству психотерапевтического процесса, неотъемлемой  частью которого является он сам. Поэтому я предпочёл бы говорить о мета-навыках, но для простоты изложения буду использовать схожее слово «умение».
Базовые навыки психотерапевта
  1. Умение саморастождествляться (метапозиция).
    Старайся увидеть своё взаимодействие с клиентом со стороны, изучая те механизмы, с помощью которых он вызывает у тебя те или иные реакции. Помня при этом, что ровно те же реакции он вызывал бы у большинства других людей, окажись кто-то из них на твоём месте.
  2. Умение замедляться (процессуальность).
    Не суетись и не вмешивайся в процесс преждевременно, и тогда всё, что ты ищешь, само сделается более ясным и отчётливым. Просто дай себе время, и ты заметишь, что все необходимые ответы уже изначально были перед тобой.
  3. Умение расширяться (системность).
    Не сосредотачивай своё внимание на чём-то одном, смотри шире, соотноси и сравнивай даже самые незначительные свои наблюдений. Так ты найдёшь то общее и более глубокое, что под ними скрывается. Иначе ты провалишься в собственные переживания, и превратишься в марионетку со стороны бессознательного клиента.
  4. Умение резонировать (эмпатия).
    Резонируй со всеми энергетическими импульсами клиента, будь гибким и податливым, позволь ему вылепить из тебя то, что он неосознанно пытается вылепить. По образовавшемуся слепку вы вместе увидите и поймёте, во что и каким именно образом он трансформирует окружающий его мир.
  5. Умение утилизировать (позитивность).
    Рассматривай свои ошибки в процессе психотерапии не как повод для самокритики, которая лишь отвлекает тебя от диалога с клиентом, а как те слепки воздействий на тебя с его стороны, благодаря которым ты можешь лучше понять механизмы его взаимодействия с другими людьми.
  6. Умение дезавтоматизироваться (осознанность).
    Будь способен дезавтоматизировать в нужный момент любой из перечисленных выше навыков. Если что-то идёт не так, просто остановись и внимательнее присмотрись к тому, каким образом эти навыки себя сейчас проявляют. При этом не концентрируйся на них слишком сильно, чтобы не превратиться в сороконожку, запутавшуюся в своих ногах. И не забывай, что все эти навыки являются различными описаниями единого целостного состояния, в котором терапевт находится во время своей работы.
  7. Умение рефокусироваться (паритетность).
    Не держись за свою роль терапевта как за главную точку отсчёта, периодически пробуй внутренне меняться с клиентом местами. Позволь себе изучать себя с помощью клиента — и твой клиент позволит себе изучать себя с помощью тебя.
  8. Умение тревожиться (смелость).
    Не убегай от своей тревожности в приёмы, техники и сухие рациональные объяснения. Будь способен находиться в состоянии неопределённости. Помни, что твоя тревожность может явиться преддверием к встрече с чем-то новом и незнакомом.
  9. Умение удивляться (эвристичность).
    Постоянно стремись искать в своём взаимодействии с клиентом что-то необычное. Даже в самых простых формулировках, если прислушаться к ним внимательнее, ты всегда сможешь найти для себя что-то непривычное и удивительное. Если ты сам не увидишь старые вещи по-новому, ты никогда не сможешь открыть что-то новое для своего клиента.
  10. Умение восхищаться (эстетичность).
    Обладая способностью любоваться и восхищаться процессом взаимодействия с клиентом, включая его и свою работу, ты способствуешь вашему обоюдному развитию и минимизируешь влияние тех негативных механизмов, которые этому препятствуют. В гуманистическо-развивающей парадигме, с которой соотносится терапевт-центрированный подход, эстетическая красота сессии является одним из основных критериев её эффективности.

Итак, все пазлы сложились для в единую картину:
— и моя метафора терапевта как пластилина, на примере которого клиент «лепит» во время сеанса окружающую его действительность;
— и моё видение контрпереноса вовсе не как помехи, а как одного из главных инструментов психотерапевтической работы;
— и «вненаправленческий», в силу отсутствия каких-то особых психотерапевтических моделей относительно клиента, взгляд на свою работу;
— и чёткое понимание фразы «работать собой», о котором я писал выше.
Всё это именно то, что я и решил назвать Терапевт-центрированным подходом.
Напрашивающаяся ассоциация с «Клиент-центрированным подходом» Карла Роджерса здесь так же вполне уместна. Но вовсе не в качестве оппонирования, а в качестве продолжения основной линии гуманистической психотерапии:

— линии развития. не утыкающейся в точку нормы;
— линии равноправного диалога, с учётом роджеровского «Как будто становишься этим другим, но без потери ощущения «как будто»» — но уже применительно ко всем тем людям, которых ты репрезентируешь для клиента во время сессии;
— линия всего того, что на поверхности может казаться каким-то излишне сентиментально-идеалистическим представлением о человеке, но на деле является его сутью.
И последнее. Вопрос о равенстве или неравенстве терапевта и клиента всегда казался мне надуманным. Странно было бы предполагать, что приходящий ко мне человек чем-то принципиально отличается от меня самого. Главное, что отличает меня от него — это моё умение входить во время сеанса в то особое состояние, которое даёт мне возможность актуализировать в себе все перечисленные выше навыки. И именно в этом состоянии я могу быть той моделью, на примере взаимодействия с которой я помогаю клиенту перейти от внутреннего спора с самим собой к диалогу с окружающем его миром — в чём я и вижу свою главную задачу как психотерапевта.

Моя молитва
Наверху — ангелы.
Под ними — мои ученики.
А внизу — я…
Спасибо всем тем, кто парит надо мною —
Вы не позволяете мне ускользнуть от самого себя!
Ещё есть мои учителя, парящие чуть сбоку от меня —
В другом, не соотносимом со мной пространстве.
Спасибо им за то, что они привели меня сюда:
Где вверху — ангелы,
Под ними — мои ученики,
А внизу — я,
Который не может ускользнуть от самого себя —
Благодаря всем тем,
Кто парит надо мною!

Чудо психотерапии
Психотерапия — это не про оценки.
Но оценки — это инструмент.
Психотерапия — это не про советы.
Но советы — это инструмент.
Психотерапия — это не про правильные или неправильные слова.
Но правильные или неправильные слова — это инструмент.
Когда инструменты исчерпаны, иногда происходит чудо.
Психотерапия — это чудо.
Чтобы оно могло произойти, надо исчерпать все инструменты.
Не играть в замену названий, а реально исчерпать.
В этот момент наступает отчаяние.
Отчаяние открывает дорогу чуду.
Но отчаяние нельзя сымитировать.
Как нельзя сымитировать чудо.

Пролистать наверх